RU

Глава Бишкекского горсуда отвечает на непростые философские вопросы

11 ноября 2021

11 ноября исполнилось 200 лет со дня рождения Федора Достоевского — одного из самых читаемых писателей в мире. В преддверии круглой даты нас посетила дерзкая мысль: что, если мы попробуем взглянуть на поднятые классиком проблемы глазами настоящего судьи?




Наше предложение принял председатель Бишкекского городского суда Азамат Алыбаев. Больше 20 лет он посвятил работе на юридическом поприще, восемь из них работает судьей. В интервью Sputnik Азамат Артельевич признался, что работа помогла ему увидеть творчество Достоевского с нового ракурса.


— Говорят, за рубежом «Преступление и наказание» обязательно к прочтению для всех студентов-юристов. Как вы думаете, могла бы такая практика стать полезной и для наших юридических факультетов?


— На мой взгляд, эта идея могла бы стать отличным начинанием. Произведения Достоевского затрагивают много вопросов — не только юридического, но и психологического, философского характера. Насколько мне известно, в российских вузах эта практика успешно применяется. Будущие юристы изучают произведения Федора Михайловича, в том числе «Преступление и наказание», примеряя на себя роли главных героев. Студентам предоставляется возможность побыть и обвинителями, и защитниками, и подозреваемыми. Дебатируя, они узнают тонкости судебного процесса и учатся ораторскому мастерству.


К подобным произведениям я бы добавил еще «Убить пересмешника» Харпер Ли. Эта книга тоже раскрывает многие юридические аспекты, а также взаимоотношения участников судебного процесса.


— Знакомство с историей Раскольникова, как правило, проходит в старших классах. Правда, в этом возрасте сложно оценить всю глубину произведения. Годы судебной практики изменили ваше восприятие «Преступления и наказания»?


— Конечно, все мы в школе писали сочинения, пытались разобраться в глубинных смыслах, заложенных автором, но, перечитывая «Преступление и наказание» уже в зрелом возрасте, я открыл в нем много новых деталей, от которых буквально захватывает дух. Это произведение будто оставляет за собой множество вопросов и загадок, ответы на которые открываются при следующем прочтении.


Спустя годы работы судьей на героев Достоевского смотришь уже с иного ракурса. Например, для меня будто заново раскрылся персонаж Порфирия Петровича — я, уже будучи юристом, внимательно следил, как четко и профессионально он вел это дело.


— В произведении «Братья Карамазовы» есть мысль, что судить человека может только тот, кто побывал в его шкуре. Иначе говоря, справедливое решение возможно, только если убийцу будет судить убийца. Как считаете, насколько оправдана эта мысль?


— Если смотреть на это с точки зрения философии, возможно, такое мнение имеет право на существование, но у юристов все устроено иначе. Главное для нас — это справедливое решение. Судьей должен быть не тот, кто когда-то побывал в шкуре преступника, а тот, за чьими плечами есть опыт и багаж знаний.


— На суде важно видеть, лжет человек или говорит правду. Как, по-вашему, произведения Достоевского могут научить разбираться в людях? Может ли это применяться на практике в вашей работе?


— Любое судебное решение должно быть прежде всего основано на законе. Мы опираемся на факты и доказательства, поэтому, вынося вердикт, судья оценивает, изучает ситуацию в совокупности. Законность и справедливость в этом отношении превыше всего. Многое в работе судей зависит от законов: насколько они справедливы, настолько будут верны, объективны судейские решения.


— Раскольников считал, что такие, как он, обязаны быть обременены чем-то тяжелым, возможно, даже убийством. Он полагал, что великие якобы несут свой крест, избавляя этот мир от зла и меняя его к лучшему. Вы не считаете, что судьи тоже чем-то похожи на Раскольниковых — также несут тяжелое бремя?


— Интересный вопрос! Давайте вспомним теорию Раскольникова, согласно которой он разделил людей на две категории. Одни покорно подчиняются правилам, другие же способны их нарушить. Ко второй категории Раскольников относил, например, Александра Македонского, Наполеона и других исторических личностей, которые ради достижения своих целей шли на войны, захваты и убийства. Размышляя на эту тему, Раскольников пытался понять, к какой категории он относится. В итоге оказалось, что для него намного важнее спасение самого себя, а не человечества.


Не думаю, что между ответственностью судьи и бременем героя Достоевского можно провести параллели и сравнить их между собой. У судей тяжелая, но совершенно иная миссия. Как я уже говорил, в принятии решений судьи опираются именно на опыт и знания, а не на другие категории. Недаром судебная система выведена в отдельную ветвь власти: без нее сложно представить жизнь государства.


— При этом, к сожалению, в судейский корпус порой попадают довольно бездушные люди. В новостях мы видим, как некоторых ловят на взятках. Вы можете дать оценку нынешней судебной системе в Кыргызстане? Насколько она, по-вашему, справедлива?


— Судебная система не стоит на месте, она развивается вместе с государством. Мы постоянно стараемся совершенствовать работу: проводятся реформы в судебном корпусе, правоохранительной системе и не только. Конечно, проблемы, возможно, имеются, но они есть и в других сферах. Суть в том, чтобы каждый, кто обременен властью, в том числе судья, был готов нести ответственность за свои решения и подходил к возложенным полномочиям с точки зрения законности и справедливости. Вот к чему мы должны стремиться, и, к слову, не последнюю роль в этом деле играют СМИ, ведь именно журналисты порой указывают нам на проблемы и недостатки нашего общества.


https://ru.sputnik.kg/society/20211111/1054559742/azamat-alybaev-sudya-intervyu.html