Кыргыз Республикасынын сот системасындагы маалымат ресурстары
KG
Ишеним телефону 0 (312) 62-19-26 Бишкек шаары, Абдумомунов көчөсү 205
Подать обращение

Эл аралык байланыш

Судьи Кыргызской Республики приняли участие в работе XIV Совещания председателей Верховных судов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедшее  в городе Сочи. Доклад председателя  Верховного суда Кыргызской Республики Калиевой  Г.У.   на тему: «Меры по усилению независимости судебной власти».     Уважаемый Вячеслав Михайлович! Уважаемые коллеги! Уважаемые участники совещания!   Кыргызская Республика на пути демократического развития и построения правового государства. Права и свободы человека являются высшими ценностями государства. Они определяют смысл и содержание деятельности всех государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц (статья 16 Конституции Кыргызской Республики). Судебная система Кыргызской Республики также является важнейшим атрибутом национального механизма по защите прав и свобод человека. Кыргызская Республика признает право на судебную защиту исключительным правом, не подлежащим никакому ограничению. Определяющая роль судебной системы в защите прав и свобод человека не мыслима без существования сильной, независимой судебной власти, способной эффективно удовлетворять потребности человека и общества. Государство принимает все возможные меры по построению независимой судебной системы в соответствии с конституционными принципами разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. Во взаимодействии с гражданским обществом и международными организациями на постоянной основе исследуются и анализируется вопросы судебной деятельности, вырабатываются новые подходы и методы совершенствования судебной системы. Стремление утвердить верховенство права, обеспечить социальную справедливость, экономическое благосостояние и духовное развитие народа связано с укреплением судебной системы республики, способной гарантировать законность и защиту конституционных прав и свобод граждан. Формирование авторитетной судебной власти в стране составляет неотъемлемую часть современной политики развития Кыргызстана. В новых экономических и социальных условиях, закономерно вызывающих множество правовых деликтов и конфликтных ситуаций, неизмеримо возрастает роль независимого и справедливого суда. Суды при отправлении правосудия, защите прав и законных интересов граждан, рассмотрении хозяйственных споров, борьбе с преступностью должны отвечать тем высоким требованиям, которые предъявляются к ним Конституцией и законами. Судебная власть — одна из ветвей государственной власти, призванная выполнять ведущую роль в утверждении верховенства права. Осуществляется она судами, уполномоченными от имени государства и на основе норм закона рассматривать и разрешать возникающие жизненные конфликты. Это позволяет избежать неоправданного применения силы, самоуправства, гарантируя соблюдение принципа социальной справедливости. Независимость суда и судьи это не только гарантия качественного, объективного, непредвзятого правосудия, но и главное условие надлежащей защищенности прав и интересов каждого гражданина и общества в целом. Принцип независимости судей предполагает, с одной стороны, недопустимость вмешательства в процесс отправления правосудия всех ветвей власти, заинтересованных лиц, средств массовой информации и т.д.; а с другой судья, осуществляющий правосудие, должен обладать высоким профессионализмом, безупречной нравственностью, убежденностью, способностью отстаивать свою независимость. Профессиональная этика судей обязывает их использовать силу закона только в интересах общества и государства, для охраны прав и свобод физических и юридических лиц. Это предопределяется действием целого ряда факторов, заметное место среди которых занимает степень развитости правовой культуры общества и цивилизованность самого государства, его готовность защищать права и законные интересы человека и гражданина. Обе составляющие принципа независимости судей отражают способность противостояния всевозможным попыткам влиять на принятие ими решения в соответствии с собственным убеждением. Любое внешнее вмешательство в деятельность судей по отправлению правосудия грубо нарушает принцип независимости судей и препятствует нормальной деятельности суда. Такие действия признаются преступными. Законодательство Кыргызской Республики не допускает вмешательства в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия. Гарантии независимости судей, как носителей судебной власти, и самостоятельность судов закреплены Конституцией и законами Кыргызской Республики. Согласно статье 94 Конституции Кыргызской Республики судьи независимы и подчиняются только Конституции и законам. Судья обладает правом неприкосновенности и не может быть задержан или арестован, подвергнут обыску или личному досмотру, кроме случаев, когда он был застигнут на месте совершения преступления. Никто не вправе требовать от судьи отчета по конкретному судебному делу. Запрещается всякое вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия. Лица, виновные в воздействии на судью, несут ответственность, предусмотренную законом. Также вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия в соответствии со ст.332 УК КР является уголовно наказуемым деянием. Независимость судебной системы также тесно включает себя и финансовую самодостаточность, т.е. наличие достаточных, законодательно определенных бюджетных средств на финансирование судебной системы. Так, до 2014 года в Кыргызской Республике процесс формирования и исполнения бюджета судебной власти был полностью подконтролен Министерству финансов Кыргызской Республики. Бюджет судебной системы зависел от Министерства финансов относительно своевременности открытия финансирования или сокращения бюджетных средств, предусмотренных законом на финансирование судебной системы. В Государственной целевой программе по развитию судебной системы Кыргызской Республики на 2014-2017 годы, утвержденной Жогорку Кенешем Кыргызской Республики государство признало важность вопроса независимости судей и обязанности государства по финансированию судов в объеме, необходимом для полного и независимого осуществления правосудия. За период реализации программы наблюдалось ежегодное увеличение бюджета судебной системы. В 2016 году был принят Бюджетный кодекс Кыргызской Республики, в нем были заложены нормы предусматривающие, что проекты нормативных правовых актов по вопросам, касающимся бюджета судебной системы, подлежат обязательному согласованию с Советом судей Кыргызской Республики. Данное новшество в какой-то мере совершенствует финансовое обеспечение, и надеемся, создаст условия для надлежащего функционирования судов. Вместе с тем одним из важнейших элементов обеспечения независимости любой судебной системы является отбор судей, который осуществляет Совет по отбору судей Кыргызской Республики. Состав Совета по отбору судей определяется Конституцией и включает в себя судей и представителей гражданского общества. Конституцией предусмотрено, что Совет судей, парламентское большинство и парламентская оппозиция избирают по одной трети состава Совета по отбору судей соответственно. Следовательно, представители судебной власти составляют лишь треть Совета по отбору судей, что не соответствует ряду рекомендаций международных органов и экспертов. Имеют место случаи отсутствия необходимых для выполнения судейских функций нравственно-ценностных установок у самих судей. Особенность деятельности судьи состоит в том, что окончательное решение по делу судья принимает не только руководствуясь нормами закона, но и судейским усмотрением, которое не может быть урегулировано какими-либо формальными правилами и определяется ценностными ориентирами судьи, его пониманием профессионального долга и осознанием своей личной ответственности как главного субъекта правосудия. Именно нравственный потенциал судьи (непредвзятость, открытость, неподкупность, ответственность, добросовестность, самостоятельность) в сочетании с профессионализмом могут обеспечить достижение наилучшего социального результата — беспристрастного, справедливого, независимого и самостоятельного суда. 11 марта 2019 года состоялся XI съезд судей Кыргызской Республики. В ходе съезда судей был принят Кодекс чести судьи Кыргызской Республики, предусматривающий четкие критерии этического поведения судей, обязанность судьи соблюдать правила профессиональной этики, честно и добросовестно исполнять свои обязанности, проявлять должную заботу о сохранении как своих личных чести и достоинства, так и достоинства и авторитета судебной власти. Статьей 4 данного Кодекса установлено, что независимость судебной власти является конституционным принципом обеспечения верховенства права при осуществлении правосудия, условием беспристрастности и основной гарантией справедливого судебного разбирательства. Поддержание независимости судебной власти, следование принципу независимости является обязанностью судьи. Судья обязан придерживаться независимой позиции в отношении общества в целом и в отношении всех участников процесса рассматриваемого им судебного дела. Общественное мнение, возможная публичная критика деятельности судьи, в том числе в средствах массовой информации, не должны влиять на законность, обоснованность и справедливость принимаемых им решений. Судья обязан сообщать Совету судей о любых попытках воздействия на судью, прямого или косвенного давления на него с целью повлиять на принимаемое решение, а также о наличии обстоятельств, могущих поставить его в ситуацию конфликта интересов. Таким образом, принятие вышеуказанного Кодекса является дополнительным инструментом противодействия посягательству на принцип независимости судей и беспристрастного осуществления правосудия. В 2016 году в Законе Кыргызской Республики «О доступе к информации, находящейся в ведении государственных органов и органов местного самоуправления Кыргызской Республики» введен термин «внепроцессуальное обращение». Под данным термином подразумевается поступившее в письменной или устной форме судье по конкретному судебному делу или материалу, находящемуся в производстве судьи, обращение от лиц. не являющихся участниками судебного разбирательства либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме от участников судебного разбирательства. При этом на официальном сайте суда, а в случае его отсутствия на официальном сайте Верховного суда Кыргызской Республики должна размещаться информация о всяком вмешательстве в деятельность судьи по осуществлению правосудия, в том числе путем оказания давления на судью в любой форме, подкупа, угроз, а также иных форм внепроцессуального обращения. Целью данных новшеств является обеспечение условий для независимости судьи, искоренение попыток оказания давления или вмешательства в процесс отправления правосудия. Хотелось бы отметить круг вопросов, обеспечивающих независимость судебной власти: финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности судов; открытость и прозрачность судебной системы; охрана суда и обеспечение безопасности судей; заработная плата и социальный пакет, материальное и жилищное обеспечение судей; отбор и назначение судей; обучение судей; оценка деятельности судьи и рассмотрение ответственности судей; карьерный рост судей; взаимоотношения судей между собой и своим руководством; этика судьи; судейское самоуправление; Уязвимость суда или конкретного судьи в каком-либо из обозначенных вопросов может негативно отразиться на их независимости. Улучшается инфраструктура судов, финансируется аренда жилья судей, начинает формироваться служебный жилой фонд. Кроме того, увеличение финансирования судебной системы позволило создать институт судебных приставов, обеспечивающих порядок в судебных заседаниях, охрану зданий судов и т.д. Судебная система сделала большой шаг в достижении открытости и прозрачности. Публикация судебных заседаний и судебных актов стало для судей нормой. Судебные заседания проводятся открыто, вводится повсеместное аудио и видео протоколирование судебных заседаний. Судебная система переходит на электронное судопроизводство, запущены пилотные проекты по электронному автоматическому распределению дел. Судебная система придает особую важность вопросам повышения потенциала кадров судебной системы. В настоящее время идет анализ эффективности оценки деятельности судьи. Критерии оценки деятельности судьи должны быть взвешенными и объективными, исключающие двусмысленное толкование, не должна содержать субъективных критериев. Судебная власть является самостоятельной ветвью государственной власти и характеризуется наличием двух основных функций: осуществление правосудия и судебного контроля. Для эффективного выполнения указанных функций судебная власть должна быть независимой. Степень независимости судебной власти ввиду ее социальной и правовой природы должна быть выше по сравнению с другими ветвями государственной власти, поскольку в демократическом правовом государстве высшей властью является власть закона. Соответственно, судебная власть, обеспечивающая верховенство закона, должна быть свободна от чьего бы то ни было влияния, чтобы иметь возможность быть объективной и беспристрастной. Сильная, самостоятельная и независимая судебная власть является необходимым условием для эффективной деятельности всех ветвей власти, всего государственного механизма. Осуществление функции судебного контроля, охрана и защита права как социальной ценности, исключение всяких попыток действовать неправовыми средствами, от кого бы они ни исходили, является главной задачей судебной власти. В этой связи, самостоятельность и независимость судебной власти рассматривается как ее способность сдерживать злоупотребления и предотвращать бездействие других ветвей власти. Независимость судебной власти основывается на ее непосредственном подчинении Конституции и является основополагающим принципом и важным элементом любого правового государства, основанного на верховенстве права. Иными словами, независимость судебной власти может быть обеспечена посредством строгого следования требованиям Конституции. Любое иное расширение форм и методов воздействия на судебную власть, кроме как предусмотренных Конституцией, должно рассматриваться как посягательство на ее независимость. Регулятивное действие оспариваемой нормы, устанавливающее полномочие Жогорку Кенеша заслушивать ежегодную информацию о деятельности судебной системы, выходит за рамки полномочий Жогорку Кенеша, установленных Конституцией и приводит к нарушению таких конституционных ценностей как принцип независимости судебной ветви власти и принципа разделения властей. Резюмируя вышесказанное, хотелось бы отметить, что судебная система за годы независимости Кыргызской Республики, с учетом реалий сегодняшнего дня, поэтапно двигается к цели создания справедливой и независимой судебной системы, которая бы отвечала всем требованиям международного права, и отвечала бы, в первую очередь, на чаяние народа. За данное время в законодательство Кыргызской Республики были имплементированы механизмы и стандарты международного права, приняты новые редакции кодифицированных законов, приняты достаточные меры по усилению независимости судебной системы путем принятия законодательных актов, введены автоматизированная информационная система и система распределения дел. Данные новшества должны повысить уровень доверия общества к судебной системе в целом. Спасибо за внимание!
Судьи Кыргызской Республики приняли участие в работе XIV Совещания председателей Верховных судов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедшее  в городе Сочи. Доклад председателя Ошского межрайонного суда  Сарыбаева Б.А. ДОКЛАД НА ТЕМУ: «ЮРИСДИКЦИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РАЗВИТИЯ» Административное судопроизводство представляет собой судебный контроль за административной деятельностью. Судебный надзор за законностью публичной административной деятельности представляет собой вид государственного контроля. Его специфика состоит в том, что проверяется только законность властных актов, действий и бездействия субъектов власти. Проверку проводит орган правосудия при рассмотрении конкретных дел по жалобам и искам граждан. Рассмотрение судами жалоб граждан на акты должностных лиц и органов исполнительной власти — это административная юстиция, или правосудие по административным делам. Под административной юстицией принято понимать рассмотрение и разрешение в судебном порядке споров граждан и юридических лиц с субъектами публичной власти (административными органами) по вопросам их властной деятельности. Можно сказать иначе: административная юстиция — это рассмотрение судами жалоб граждан и юридических лиц на властные деяния субъектов публичной власти. Возможны и иные определения. Но подавляющее большинство ученых называет следующие признаки административной юстиции: 1) это правосудие, т.е. деятельность судов в процессуальной форме; 2) она состоит в рассмотрении и разрешении споров между гражданами, юридическими лицами и субъектами административной власти; 3) это споры по поводу законности и обоснованности властных действий (бездействия). При этом следует отметить, что основная задача судебного контроля состоит в правовой оценке действий и решений государственных органов, должностных лиц, в выявлении нарушений законности. Создание правового государства и гражданского общества, последовательное обеспечение прав личности вплотную смыкается с задачей создания и упрочения судебной власти. Судебная власть — это исключительная прерогатива суда разрешать возникающие в обществе в сфере права конфликты с использованием для этого особой процессуальной процедуры при наделении спорящих сторон равными правами. Носитель судебной власти — суд занимает в правовой системе особое положение, он не подчинен ни законодательной, ни исполнительной власти и выполняет в обществе функцию социального арбитража, защиты интересов личности. По законодательству всех стран мира, правосудие осуществляется только судом. Его задачи состоят в быстрой и эффективной защите прав и свобод человека, соблюдении суверенных прав государства и её субъектов, доступности правосудия на равных основаниях для всех. В странах постсоветского пространства, судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного судопроизводства. Отсюда следует, что правосудие есть форма реализации судебной власти. Оно представляет собой вид государственной деятельности, осуществляемой судом, направленной на защиту интересов личности и общества и состоящей в рассмотрении в судебных заседаниях уголовных, гражданских, административных и иных дел, применении мер государственного принуждения к нарушителям законов. Сказанное позволяет перейти от понятия правосудия к понятию административного судопроизводства или административной юстиции. Правосудие по административным делам осуществляется путем рассмотрения и разрешения в судах дел об административных правонарушениях; дел, вытекающих из административных правоотношений, таких как оспаривание административного акта госдуарственного органа, действия или бездействия должностных лиц. Таким образом специфическим признаком правосудия по административным делам является особая, достаточно сложная процедура рассмотрения дел. Суть этой процедуры в том, что при рассмотрении дел в судебных заседаниях применяется четко установленный законом порядок производства, призванный обеспечить быстрое и полное, достоверное установление истины, справедливое разрешение дела. Следует отметить, что сам по себе термин «административная юстиция» внутренне противоречиво так как содержит в себе различные по своей сущности понятия «администрация» и «юстиция» Администрация (administrate) — это управление, руководство (с точки зрения характера деятельности), а применительно к соответствующим органам и лицам — это система исполнительно-распорядительных органов государственного управления и их должностные лица Юстиция (justitia) — это законность, справедливость, правосудие, а с, точки зрения органов ее осуществляющих — это система судебных органов Между управлением и правосудием существует различия как в самом содержании деятельности, так и в органах ее осуществляющих. Управление основано на предусмотренной законом компетенции каждого административного органа, в рамках которой он действует. Административные органы осуществляют широкий круг Полномочий, в том числе разрешение споров о праве (юрисдикционная деятельность) составляет значительную часть. Правосудие состоит в применении права к установленным в судебном процессе юридическим фактам. Осуществляя правосудие, органы правосудия обеспечивают защиту прав. Это главная задача при осуществлении правосудия. Именно поэтому следует в общем виде согласиться со следующим определением правосудия как деятельности суда по гражданским, уголовным делам, делам, вытекающим из административных правоотношений, и делам об административных правонарушениях, осуществляемая в особой процессуальной форме, с участием сторон и других участников процесса, состоящая в установлении фактических обстоятельств дела путем исследования доказательств и в разрешении дела, т.е. применении соответствующего материального закона. Особенности административной юстиции в каждой стране достаточно существенны. Однако следует выделить несколько общих черт, которые характеризуют административную юстицию в целом. Во-первых, для всех систем административной юстиции характерно отнесение к её ведению споров, возникающих в сфере административного управления между гражданами и юридическими лицами с одной стороны, и административными органами с другой. Круг и содержание этих споров индивидуальны в каждой отдельной системе административной юстиции, однако общим для всех споров является их административно-правовой характер. Как бы не различались между собой отдельные системы, общим является наличие спора об административном праве характеризует административную юстицию как спорную юрисдикцию по административным делам. Во-вторых, во всех системах административной юстиции в качестве юрисдикционного органа используется орган специально созданный или приспособленный к разрешению споров о праве. В одних случаях эту роль играют общие суды или специально созданные судебные органы. Следует заметить, что известный русский административист С.А.Корф не признавал наличие, административной юстиции, в государстве, где рассмотрением административных дел осуществляется обычными судами. В других случаях юрисдикционные функции возлагаются на специальные административные суды, организуемые вне системы общих судов и административных органов. В — третьих, система административной юстиции предполагает, что, рассмотрение и разрешение административных споров происходит в установленной законом процессуальной форме. Судебный процесс в административных судах построен по образцу общего судебного и нередко почти полностью его воспроизводит. Процесс в административных судах является гласным, публичным, устным, носит состязательный характер. В-четвертых, отличительным свойством административной юстиции является участие в административно-правовом споре органа управления, его должностного, лица, действия или бездействия или акты, которых обжалуются ( т.е. речь идет о споре между сторонами, связанными отношениями власти-подчинения). В-пятых, особенностью административной юстиции является публичный характер объекта правонарушения (публичные права и свободы), что, впрочем, не исключает нарушения одновременно и иных прав, не относящихся к публичным. Цель административной юстиции как отмечали русские административисты Елистартов, Корф — защита «субъективных публичных прав граждан», «защита самого объективного порядка», то есть правопорядка, «обеспечение закономерности управления», гарантирование независимости административной власти. Еще одним из характерных признаков административной юстиции является отмена либо исправление незакономерного административного акта, происшедшее в результате рассмотрения в суде иска гражданина на незаконные действия должностного лица (органа управления) это мнение высказано д.ю.н проф Бельским К.С., Бойцовой В.В., Бойцовым В.Я. Следует лишь отметить, что отмена либо исправление незакономерного административного акта может происходить не только по заявлению гражданина, но и по иску юридического лица. Исходя из сказанного, следует определить возможный объём и характер административного судопроизводства. Следует прежде всего установить природу соответствующих дел. Это — административные дела, возникающие в сфере государственного управления и регулирования, споры возникающие из административных правоотношений, дела по защите прав и свобод граждан в сфере управления. Все эти дела  можно разделить на четыре категории: Во-первых, обжалование гражданами актов и действий должностных лиц, государственных органов, органов местного самоуправления, нарушающих права публичного характера. Речь идет об отказе провести регистрацию юридических действий, об ограничениях и нарушениях в процессе выборов, о препятствии к занятию должности на государственной службе. Во-вторых, споры между гражданами, юридическими лицами и государственными органами, должностными лицами по поводу правовых актов государственных органов и должностных лиц. Это могут быть ненормативные акты Правительства, министерств, ведомств, а также региональных органов исполнительной власти. Это могут быть и нормативные акты, нарушающие права других органов, организаций и граждан. В-третьих, тематические споры — В судебной практике уже появилось большое количество дел, связанных с актами и правонарушениями налогового, экологического, таможенного и иного аналогичного законодательства. В- четвертых, в сфере административного судопроизводства могут быть споры о компетенции в системе органов исполнительной власти. Случаев нарушений компетенции очень много. ОСОБЕННОСТИ ЮРИСДИКЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ: Административное судопроизводство в Кыргызской Республике начало свое становление путем реформирования начиная с 2012 года. Так, Указом Президента Кыргызской Республики от 8 августа 2012 года были предусмотрены следующие мероприятия в отношении реформирования административного судопроизводства: — разработать и ввести в действие Административно-процессуальный кодекс, исключив из гражданского процессуального законодательства нормы о порядке рассмотрения административных дел; — на базе действующего законодательства, регулирующего вопросы об административной ответственности, разработать отдельные друг от друга нормативные правовые акты, содержащие нормы материального и процессуального права. Была создана специальная рабочая группа, состав которой был представлен судьями Кыргызской Республики, специализирующихся в разрешении административных споров, юристами аппаратов Парламента и Правительства, частно-практикующими адвокатами и представителями гражданского общества по разработке и совершенствования нового Административно-процессуального кодекса КР, в целях реализации положений Указа Президента КР(Э.К. Иманалиев, Административное судопроизводство в Кыргызской Республике: реалии и перспективы развития/ Ежегодник публичного права, Бишкек 2014 год, стр 288-293.). Кроме того, было указано, вывести из подведомственности административных судов и передать судьям по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, рассмотрение дел об обжаловании постановлений государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, уполномоченных применять меры административного взыскания по делам об административных правонарушениях. Что было сделано и введено в законную силу в 2019 году. Хотелось бы отметить, что мы частично переняли опыт процессуальных процедур зарубежных стран как, Франция, Германия и др., для упорядочения в разрешении споров и деятельности административного судопроизводства. АПК КР подробно регламентирует весь судебный процесс по административным делам: устанавливаются круг лиц, имеющих право на обращение в суд, подведомственность и подсудность административных дел судам, порядок разрешения дел. Сторонами в административном процессе являются административный истец и административный ответчик. Участниками административного процесса являются стороны, третьи лица, прокурор, и лица, содействующие осуществлению правосудия (эксперт, специалист, переводчик и свидетель.) Ну а третьими лицами являются физические или юридические лица, права которых затрагиваются или могут быть затронуты принимаемым в результате рассмотрения дела судебным актом. Третьи лица вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде первой инстанции, по собственной инициативе вступить в дело на стороне истца или ответчика, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Третьи лица могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству участников процесса или по инициативе суда. Третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности одной из сторон, за исключением права на изменение основания или предмета иска, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, подачу встречного иска. О привлечении третьего лица к участию в деле или об отказе в этом судом выносится определение. Если судебный акт неизбежно и непосредственно будет распространяться на определенных лиц, то суд обязан привлечь к участию в процессе этих лиц в качестве третьих лиц. В случае если третье лицо привлечено к участию в деле после начала судебного разбирательства, то судебное разбирательство начинается сначала. Кроме того, ст.38 допускает замену ненадлежащего ответчика. Суд, установив при подготовке дела или во время разбирательства дела, что иск предъявлен не к тому ответчику, который должен отвечать по заявленному требованию, может с согласия истца, не прекращая дела, допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим, о чем выносит определение. После замены, рассмотрение дела производятся с самого начала. В законе Кыргызской Республики «Об основах административной деятельности и административных процедурах» вводится понятие: дискреционные полномочия — совокупность прав и обязанностей административных органов, их должностных лиц, предоставляющих им возможность по усмотрению определить вид и содержание (полностью или частично) принимаемого административного акта, либо предоставляющих возможность выбора по усмотрению одного из нескольких предусмотренных законодательством вариантов решений; дискреционное решение — решение административного органа, его должностного лица, относящееся к его компетенции, принимаемое по усмотрению в соответствии со смыслом и целью реализации дискреционных полномочий. Аналогией АПК Германии с АПК КР является то, что суд вправе проверить правомерность административных актов, принятых как на основании прямого указания закона, так и по усмотрению административного органа. Если административный орган реализовал дискреционные полномочия, суд проверяет, не превышены ли пределы дозволенного для его усмотрения. По мимо этого суд в праве пользуясь принципом инквизиционного характера, устанавливать на основании не только доказательств, которые собрали стороны или по их инициативе истребовал суд, но и доказательств, собрал суд по собственной инициативе, то есть, по административным делам введен принцип презумпция вины ответчика- субъекта властных полномочий. Административный орган должен предоставить суду все имеющиеся у него документы и материалы, которые могут быть использованы в качестве доказательств по делу и обязан доказать правомерности своего решения, действия или бездействия. Истец в соответствии со своими возможностями участвует в собирании доказательств. Иностранные официальные документы признаются в суде письменными доказательствами без их легализации или апостилирования в случаях, предусмотренных международным договором, участницей которого является Кыргызская Республика. Юрисдикция административного судопроизводства КР разрешает проводить рассмотрение дела в порядке упрощенного (письменного) процесса (ст.130, ст.131 АПК КР). Многолетний административно-правовой опыт и взвешенный учет современных ситуаций постсоветских стран дают основание для крупных решений и действий в этом направлении. Заметим, что для формирования административной юстиции есть два юридических основания: Конституционное — судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного судопроизводства. Законодательное — допускается учреждение на основе закона специализированных судов. В литературе высказано мнение, что целесообразно на данном этапе создавать административные коллегии в Верховных судах республик и областных судах. Накопленный опыт позволит, далее, сформировать сеть региональных административных судов, по составу соответствующие структуры приобретут необходимый опыт. Его накопление и осмысление приведет к совершенствованию закона «Об административной юстиции» или Административно- процессуального кодекса, в котором целесообразно а) определить задачи, порядок образования и состав административных судов, б) установить подведомственность дел, а именно рассмотрение жалоб граждан, юридических лиц на решения, действия, бездействие исполнительных органов, споров о компетенции исполнительных органов дел об административных правонарушениях и т.д., в) скорректировать подведомственности дел другим судам в частности арбитражным. Специфика административных дел такова, что их разбирательство, требует особых организационных форм и особой судейской квалификации. Административная юстиция со всей очевидностью предпочтительней административного (иерархического) порядка обжалования, а также прокурорского надзора. Органы административной юстиции не связаны yзами службы и мундира в отличие от административных органов, более независимы и беспристрастны, чем ведомственные инстанции. От прокурорского надзора административную юстицию выгодно отличают наличие процессуально регламентированных положений, связывающих участников процесса, взаимными правами и обязанностями, гарантирующими их равенство и состязательность. Кроме того, передача на рассмотрение именно административных судов всего массива дел, вытекающих из административных правоотношений, за исключением административных правонарушений во-первых, окажет влияние на законность и обоснованность выносимых судом решений, во-вторых, coздаёт надежные гарантии правам и свободам граждан, которые зачастую нарушаются при административном (внесудебном) разрешении возникших споров. Необходимость развития административной юстиции в нашей стране – относительно медленный процесс. Однако вопрос не в том, что в обществе не имеется потребности в деятельности административных судов, но в том, что не достает теоретических и прикладных разработок механизма административной юстиции во всех постсоветских странах. Не обращается должного внимания на проблему соответствующей подготовки специализированных административных судов, организации полисистемного судебного механизма, в котором административная юстиция займет соответствующее место. В заключении могу добавить, что, можно включить в административное судопроизводство меры по ответственности должностных лиц уполномоченных решать административные споры в досудебном порядке, иметь высшее юридическое образование подтверждающего дипломом и предоставить доказательства на основании чего или какого порядка положений, усмотрений было принято соответствующее решение, в случае чего не обоснованности решения или за не предоставления доказательств принять в отношении должностного лица административного органа соответствующие нормы.
Судьи Кыргызской Республики приняли участие в работе XIV Совещания председателей Верховных судов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедшее  в городе Сочи. Доклад председателя  Ысык-Атинского районного суда Чуйской области Канулькулова М.Э.   Пересмотр судебных решений и приговоров по уголовным делам, вступивших в законную силу в Кыргызской Республике Пересмотр судебных решений и приговоров по уголовным делам, вступившим в законную силу, является одним из наиболее значимых и актуальных вопросов судебной практики Кыргызской Республики. Осуществляемая в Кыргызстане судебная реформа коснулась и уголовного правосудия. С 1 января нынешнего года вступили в силу новые Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы, а также Кодекс о проступках. Следует отметить, что новое законодательство затронуло и обсуждаемого сейчас вопроса. Меняется инстанционность, меняется предмет, основание и пределы пересмотра решений судов, вступивших в законную силу. Итак, как выглядит сейчас институт пересмотра решений судов, вступивших в законную силу в Кыргызстане. В зависимости от вида решения, вступившего в законную силу и каким судом оно принимается зависит инстанционность пересмотра. Пересмотр таких решений осуществляется в апелляционном и кассационном порядке. Новое уголовное законодательство исключило понятие надзорной инстанции, и ввело институт апелляционного обжалования решений судов, вступивших в законную силу.   Итак, пересмотр в апелляционном порядке По новому законодательству введен институт следственного судьи, осуществляющего судебный контроль в досудебном производстве. Это судебный контроль законности и обоснованности принимаемых должностными лицами и органами досудебного производства решений, затрагивающих права и свободы человека, а также рассмотрение жалоб на их действия или бездействие и принятые решения. (Например, проверка законности и обоснованности задержания лица, разрешение на проведение обыска, выемки, прослушивания телефонных переговоров и т.д.) Постановления следственного судьи вступают в законную силу немедленно и в случаях, предусмотренных законом, могут быть обжалованы в апелляционном порядке (Часть 5 статьи 255 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики). При этом решения суда апелляционной инстанции, вынесенные по жалобам на постановления следственного судьи, дальнейшему обжалованию не подлежат, т.е. являются окончательными. Указанное, на наш взгляд, с одной стороны препятствует злоупотреблению правом обжалования сторонами и волоките при рассмотрении дел. Но, с другой стороны, требует от судов первой инстанции и апелляционной инстанции более взвешенного и полноценного подхода при рассмотрении материалов по делам досудебного производства. Указанное суждение, на наш взгляд, породило норму о том, что суды апелляционной инстанции (областные суды и Бишкекский городской суд) проверяют обоснованность и законность решений судов первой инстанции, т.е. пересматривают решения судов по факту и закону. Так называемая, полная проверка. Другие решения судов первой инстанции, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены в кассационном порядке и лишь в том случае, если они были обжалованы и рассмотрены в апелляционном порядке. Это коснулось и решений судов по вопросам исполнения приговоров. Теперь данные решения не вступают в законную силу сразу и могут быть обжалованы в апелляционном порядке. Ранее они обжаловались в надзорном порядке. Кроме того, приговоры и определения судов апелляционной инстанции, вступают в законную силу с момента их оглашения, соответственно они также могут являться предметом обжалования в кассационном порядке. В этой связи законодатель определил, что Верховный суд Кыргызской Республики является судом кассационной инстанции. Хотелось бы больше внимания уделить именно кассационному обжалованию решений судов.   Ну во-первых, кто может обратиться в кассационную инстанцию и в какой форме, т.е. субъекты кассационного обжалования и основания пересмотра. Вступившее в законную силу судебное решение апелляционной инстанции может быть обжаловано в суд кассационной инстанции осужденным, оправданным, их защитниками и законными представителями, потерпевшим, частным обвинителем, их законными представителями и представителями, а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. Такое обжалование допустимо в форме кассационной жалобы. Ну и конечно, пересмотр вступившего в законную силу судебного решения апелляционной инстанции может быть инициирован государственным обвинителем или вышестоящим прокурором по представлению.   Что проверяет кассационная инстанция? Статья 430 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики определяет, что суд кассационной инстанции проверяет только законность решений судов, т.е. проверяются только вопросы права, но не факта. Проверка законности предопределила право суда кассационной инстанции выйти за пределы доводов кассационной жалобы и представления и проверить производство по делу в части существенных нарушений норм материального и процессуального права. Существенность нарушений также установлена законом и не подлежит расширительному толкованию. Так, существенными нарушениями норм материального права являются: 1) неправильное применение статей Общей части Уголовного кодекса и Кодекса о проступках; 2) неправильное применение при квалификации преступного деяния статьи Уголовного кодекса, Кодекса о проступках, его части или пункта; 3) назначение обвиняемому вида и меры наказания, не предусмотренных санкцией соответствующей статьи Уголовного кодекса, Кодекса о проступках, его части или пункта. Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участвующих в деле лиц, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем помешали всесторонне и объективно исследовать обстоятельства дела, повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. К ним отнесено: 1) не прекращение дела судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 26 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики ; 2) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей; 3) рассмотрение дела в отсутствие обвиняемого, кроме случаев, предусмотренных частью 2 статьи 286 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики; 4) рассмотрение дела без участия защитника, когда его участие является обязательным, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника; 5) нарушение права обвиняемого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика; 6) не предоставление обвиняемому права участия в прениях сторон; 7) не предоставление обвиняемому последнего слова; 8) нарушение тайны при постановлении приговора; 9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми; 10) отсутствие подписи судьи на приговоре; 11) отсутствие протокола судебного заседания. Законодатель установил, что инициатор в своей жалобе или представлении должен указать на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях. В противном случае жалоба может быть ему возвращена. Следует также отметить, что выход за пределы доводов кассационной жалобы или представления дает право суду кассационной инстанции проверить дело в отношении всех осужденных, даже в отношении тех, кто не подавал жалобу и, в отношении, которого не было внесено кассационного представления. Это право суда кассационной инстанции ограничено следующим. Он не может ухудшить положение осужденного, оправданного, в отношении которого не принесено представление прокурора или жалоба потерпевшего. Более того пересмотр в кассационном порядке приговора, определения суда апелляционной инстанции по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу. Таким образом была устранена коллизия прежнего закона, когда одновременно указывалась возможность подачи кассационной жалобы и представления в годичный срок и пересмотр в порядке кассации в этот же срок. Т.е. конкуренция права потерпевшего и обвиняемого (подсудимого) на ухудшение положения последнего исключена. Последствия установления нарушения норм права Здесь необходимо отметить разницу в принятии решений судом кассационной инстанции в случае установления существенных нарушений норм материального и процессуального права. Так, установление нарушений норм материального права влечет отмену либо изменение акта суда первой или апелляционной инстанции полностью или в части и принятие нового решения, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка только в применении норм материального права. Установление нарушений норм процессуального права влечет отмену акта суда первой и (или) апелляционной инстанций полностью либо в части и направление дела на новое рассмотрение, если допущено существенное нарушение норм процессуального права, которое привело к неправильному разрешению дела. Кроме того, суд кассационной инстанции вправе принять и другие решения. Это: — оставить в силе акты суда первой и апелляционной инстанций (если они друг другу не противоречат); — оставить в силе один из вынесенных по делу судебных актов (если они взаимоисключают друг друга и (или) имеют различие в какой-то части); — отменить акт суда первой и апелляционной инстанций и прекратить производство по данному делу при наличии оснований, предусмотренных пунктами 7, 9-13 части 1 статьи 26 УПК (в отношении умершего, в отношении лица, подлежащего освобождению от уголовной ответственности в силу положений Особенных частей Кодекса о проступках и Уголовного кодекса; в связи с декриминализацией деяния; вследствие акта амнистии, за истечением срока давности; в связи с примирением сторон) Все указанные решения принимаются судом в форме постановления.  Как производится проверка? Дело рассматривается в судебном заседании коллегией Верховного суда в составе трех судей (1 докладчик), с обязательным участием прокурора. Секретарь ведет протокол судебного заседания. Кроме того, в судебном заседании могут принять участие субъекты кассационного обжалования вне зависимости от того, обжаловали они решение суда или нет, но только при условии заявления ими ходатайства об этом. Однако их неявка в судебное заседание не препятствует рассмотрению делу. Проверка производится по письменным материалам дела без судебного следствия и следственных действий. Но если стороны явились в судебное заседание они могут выступить. Закон умалчивает о возможности инициатором обжалования изменить или дополнить свою жалобу или представление. Однако, как нам кажется, указанное было бы излишним, поскольку установлен 2 месячный срок рассмотрения жалобы или представления со дня поступления дела в Верховный суд Кыргызской Республики и есть вероятность его нарушения, связанная с необходимостью направления изменений и дополнений к жалобе участникам процесса. Более того, у инициатора жалобы имеется возможность обозначить измененную позицию при выступлении в судебном заседании. Кроме того, закон допускает отзыв кассационной жалобы и представления до удаления судей в совещательную комнату. Указанное влечет прекращение кассационного производства, о чем суд кассационной инстанции выносит определение. При этом отзыв кассационных жалобы, представления исключает повторное обращение с кассационной жалобой. Данная норма также является новеллой законодательства и направлена на исключение злоупотребления правом обжалования, волоките при рассмотрении дел и требует от сторон взвешенного подхода при подаче жалобы или представления. В заключение хотелось бы отметить, что со дня введения нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства прошло относительно незначительное время, чтобы обобщить судебную практику по пересмотру решений судов, вступивших в законную силу. Но мы отмечаем, что законодательство Кыргызской Республики в полной мере отражает потребности человека по защите своих прав, свобод и интересов в уголовном процессе и предоставляет расширенный спектр возможностей их реализации, на основе принципов равноправия и состязательности сторон, обеспечения доступа к правосудию и обжалования процессуальных действий и решений судов. Спасибо за внимание.
Судьи Кыргызской Республики приняли участие в работе XIV Совещания председателей Верховных судов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедшее  в городе Сочи. Доклад судьи Жалал-Абадского областного суда  Калыкова Б.У.   Тема: «Сокращение сроков и количества нерассмотренных дел на различных уровнях судебной системы, механизм досудебного урегулирования (применение примирительных процедур для разрешения споров). Опыт стран ШОС»   Одним из действенных инструментов сокращения количества и сроков судебных дел является разрешение конфликтов посредством применения примирительных процедур. В зависимости от этапа урегулирования конфликта все примирительные процедуры можно разделить на досудебные, внесудебные, судебные и примирительные процедуры, применяемые в исполнительном производстве. Примирительные процедуры характеризуются универсальностью, благодаря которой их применение возможно в любой момент. Действующее гражданское законодательство Кыргызской Республики предусматривает возможность использования трех видов примирительных процедур: в него входят заключение мирового соглашения, утвержденного судом, а также обращение за урегулированием спора к посреднику – медиатору и третья процедура (третейский суд, суды аксакалов) остается за рамками судебного процесса. Обращение к примирительным процедурам – более быстрый способ урегулирования возникших разногласий Мирное урегулирование спора является наиболее оптимальным способом решения спора для юридически «слабой» стороны процесса, так как последняя не всегда имеет возможность привлечь для защиты своих интересов высококвалифицированных юристов. Прибегая к примирительным процедурам, стороны имеют перед собой четко осознаваемый, прогнозируемый и устраивающий их результат, в разработке которого они сами принимают непосредственное участие. Примирительные процедуры характеризуются отсутствием публичности, что позволяет избежать нежелательного разглашения конфиденциальной информации. Отсутствие необходимых элементов процессуальной формы и судебной атрибутики создает психологический комфорт участникам спора, атмосферу доверия и сотрудничества.  МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ Заключение мирового соглашения, в настоящее время, является наиболее распространенной формой урегулирования спора. Само по себе мировое соглашение представляет собой сделку, заключаемую сторонами, пришедшими к согласию по определенным спорным вопросам. Согласно п.3-4 ст.43 Гражданско-процессуального кодекса КР (введен в действие Законом КР от 20 января 2017 года N 6 с 1 июля 2017 года) стороны могут окончить дело мировым соглашением на любой стадии процесса. Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц. В соответствии с п.1 ст.41 Административно-процессуального кодекса КР (введен в действие Законом КР от 20 января 2017 года N 6 с 1 июля 2017 года) на любой стадии административного процесса стороны могут заключить мировое соглашение в целях полного или частичного разрешения спора в случае, если они правомочны принимать решение по предмету спора. Законодательно закреплено положение, согласно которому в начале рассмотрения дела по существу, председательствующий спрашивает, поддерживает ли истец свои требования, признает ли ответчик требования истца и не желают ли стороны окончить дело мировым соглашением или провести процедуру медиации (П.2 Статья 174 ГПК КР, п.1 ст.146 АПК КР). Мировое соглашение, как добровольное соглашение сторон по урегулированию взаимных претензий, является сделкой, вследствие чего к нему помимо норм процессуального права подлежат применению нормы гражданского права о договорах, в том числе правила о свободе договора (ст.382 ГК КР). В этой связи мировое соглашение может содержать в себе любые, не противоречащие закону или иным правовым актам, условия. Традиционно признаками, по которым мировое соглашение отличается от других распорядительных действий сторон (отказа от иска и признания иска), считаются наличие взаимных уступок и новое определение прав и обязанностей сторон. Поэтому в практике недопустимо утверждение мирового соглашения, в котором констатируется безоговорочный отказ истца от предъявленных требований полностью или в части или признание иска ответчиком. Важнейшим элементом в формировании сложного юридического состава мирового соглашения является утверждение его судом. Порядок утверждения мирового соглашения регламентируется в ст.175 ГПК КР: Условия мирового соглашения сторон должны быть предъявлены (суду) в письменной форме. Эти заявления приобщаются к делу, о чем указывается в протоколе судебного заседания. В случае утверждения мирового соглашения сторон суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия соответствующих процессуальных действий. При утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым прекращает производство по делу. В определении должны быть указаны условия утверждаемого судом мирового соглашения сторон. Аналогичные положения о порядке заключения мирового соглашения применяются в суде апелляционной, кассационной инстанции. Заключение мирового соглашения также предусмотрено статьей 30 Закона КР “О третейских судах в КР”, где говорится, что если до вынесения третейским судом решения по существу спора стороны пришли к соглашению об урегулировании спора и третейский суд с этим согласен, третейский суд выносит решение, которым утверждается мировое соглашение на согласованных сторонами условиях. Одновременно с принятием решения об утверждении мирового соглашения третейский суд выносит определение о прекращении третейского разбирательства. Действительно, совершение мирового соглашения и подконтрольность его заключения судом, являются отличительными особенностями данной примирительной процедуры. Основным отличительным моментом является тот факт, что заключение мирового соглашения возможно на любой стадии судебного разбирательства вплоть до удаления суда в совещательную комнату самостоятельно сторонами либо сторонами с участием своих представителей, но данное соглашение всегда проходит процедуру утверждения судом. Государство поощряет участников судебного процесса, которые пришли к мировому соглашению. Так например если дело окончено мировым соглашением, из бюджета возвращается часть уплаченной государственной пошлины. Согласно п.3 ст.108 ГПК КР, в случае прекращения производства по делу в связи с утверждением судом мирового соглашения, заключением соглашения о передаче спора в третейский суд или вынесения решения в связи с полным признанием иска ответчиком государственная пошлина возвращается частично. В указанных случаях возвращается половина суммы, подлежащей уплате в соответствующей судебной инстанции государственной пошлины. В случае прекращения производства по делу в связи с отказом от иска, заключением мирового соглашения на основании медиативного соглашения возврат государственной пошлины осуществляется в соответствии с законом о медиации. Пуктом 2 ст.116 ГПК КР предусмотрено право сторон при заключении мирового соглашения оговорить порядок распределения судебных расходов и расходов по оплате помощи представителя, расходы распределяются в соответствии с их соглашением. В случае примирения сторон спора в суде посредством заключения мирового соглашения, производство по делу прекращается, повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами и по тому же предмету не допускается. Данное положение закреплено в п.1 ст.137 ГПК КР, согласно которой суд отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда, третейского суда либо определение суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска либо об утверждении мирового соглашения сторон. В соответствии со ст.220 п.3,5 ГПК КР суд прекращает производство по делу, если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска или стороны заключили мировое соглашение и оно утверждено судом (аналогично в п.5 ст.186 АПК КР). Кроме того, Гражданский процессуальный кодекс КР содержит положения, которые дают право сторонам спора придти к мировому соглашению и после вступления в законную силу судебного акта, до приведения его в исполнение. Так, согласно ст.412,413 ГПК КР, заявление взыскателя, должника или обеих сторон об утверждении мирового соглашения в ходе исполнительного производства может быть подано в суд, выдавший исполнительный документ, или в суд по месту исполнения исполнительного документа. Таким образом относительно природы института мирового соглашения в судебном процессе, можно сделать следующий вывод: Мировое соглашение имеет определенные преимущества перед судебным решением: стороны получают навыки самостоятельного урегулирования возникших между ними споров и разногласий, сохраняют уважение и деловые отношения друг с другом; мировое соглашение очень часто становится первым шагом к окончательному примирению сторон, в то время как судебное решение нередко увеличивает разногласия между ними; судебное решение содержит элемент государственного принуждения, мировое же соглашение заключается на основании волеизъявления самих спорящих сторон, на основе их убеждения в необходимости именно такого разрешения спора; заключение сторонами мирового соглашения экономит их время и средства; мировое соглашение способствует оперативному урегулированию спора.   МЕДИАЦИЯ Среди примирительных процедур, которые могут эффективно использоваться при урегулировании споров, следует также выделить посредничество, как примирительную процедуру, направленную на урегулирование правового спора и выработку взаимоприемлемого решения самими сторонами с участием третьей стороны (посредника). В соответствии с Законом Кыргызской Республики от 28 июля 2017 года № 161 «О медиации» медиация представляет собой процедуру урегулирования спора при содействии медиатора (медиаторов) путем согласования интересов спорящих сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого соглашения. В ст.2 ГПК КР даются следующие понятия: медиатор — независимое физическое лицо, отвечающее требованиям закона о медиации, оказывающее помощь сторонам в проведении медиации; медиативное соглашение — письменное соглашение сторон об урегулировании правового спора, достигнутое ими в результате медиации. Процедуру медиации возможно применить к спорам, возникающим из гражданских, семейных и трудовых правоотношений. Медиация применяется к спорам, возникающим из уголовно-правовых отношений в случаях, прямо предусмотренных законом. Медиация не применяется, если спор затрагивает интересы лиц, не участвующих в медиации, или лиц, признанных судом недееспособными, за исключением случаев, когда эти лица или законные представители недееспособных лиц вступают в процесс в качестве стороны медиации (ст.1 Закона КР “О медиации”). Процедура медиации начинается с момента заключения договора о применении медиации. Медиация может быть проведена как до обращения в суд, так и во время судебного разбирательства, третейского разбирательства и исполнительного производства (ст.18 Закона КР “О медиации”). Использование такой примирительной процедуры, как медиация, дает очевидные преимущества, наличие которых часто не учитывается сторонами, а именно: отсутствие публичности, возможность сохранения в тайне коммерческой информации, возможность самостоятельно выбрать посредника (медиатора) для разрешения спора, а также время и место для проведения переговоров; отсутствие необходимых процессуальных элементов, что создает психологический комфорт для спорящих сторон и способствует достижению атмосферы сотрудничества и доверия; возможность самим определить условия урегулирования конфликта, полностью удовлетворить действительные интересы сторон (например предусмотреть сроки и порядок погашения задолженности). К преимуществам посредничества следует отнести также его универсальный характер, т.е. применимость ко всем спорам с участием как граждан, так и организаций. Кроме того, стороны сами приходят к компромиссному решению, а не получают его в качестве императива. Ответственность как за принятие решения, так и за его выполнение лежит на самих сторонах. В связи с принятием Закона КР “О медиации” в соответствующие процессуальные кодексы КР были внесены положения, позволяющие развивать процедуры альтернативного разрешения споров. Так, например, в обязанность судьи, при проведении действий по подготовке судебного разбирательства было введено положение, согласно которому он должен разъяснить сторонам их право урегулировать спор посредством медиации и вправе направить стороны на обязательную информационную встречу с медиатором (П.13 ст.153 ГПК КР). В случае направления сторон на обязательную информационную встречу с медиатором разбирательство дела откладывается (П.1 ст.171 ГПК КР) либо приостанавливается в случаях заключения сторонами договора о применении медиации (П.8 ст.216 ГПК КР). При этом стороны не вправе отказаться от участия в информационной встрече с медиатором по направлению судьи, арбитра, следователя и уполномоченного должностного лица органа дознания (п.2 ст.20 Закона КР “О медиации”). Данное нововведение позволяет говорить о том, что у суда появилась лишь обязанность разъяснить сторонам возможность обращения к медиатору (посреднику), но эта обязанность по отношению к сторонам носит рекомендательный характер, т.е. их отказ обратиться к посреднику не влечет никаких отрицательных последствий. По итогам проведения процедуры медиации заключается медиативное соглашение в письменной форме сторонами медиации. По желанию сторон медиативное соглашение может быть удостоверено нотариусом или должностным лицом, уполномоченным на совершение нотариальных действий в соответствии с законодательством о нотариате. На основании медиативного соглашения суд или третейский суд может утвердить мировое соглашение в соответствии с процессуальным законодательством или применимыми правилами третейского суда. Стороны медиации вправе предусмотреть в медиативном соглашении совершение исполнительной надписи нотариуса для исполнения условий медиативного соглашения (статья 22 Закона КР “О медиации”). Медиативное соглашение может быть заключено на любом языке по выбору сторон.  Медиативное соглашение, заключенное по спору, а также по делам о проступках или по уголовному делу, находящемуся в производстве суда, должно быть составлено на государственном либо официальном языке (п.3,4 ст.16 Закона КР “О медиации”). Одним из актуальных вопросов практики применения примирительных процедур в судебном процессе является определение сферы применения медиативных процедур. В тех случаях, когда одной из сторон является государство, медиация будет затруднена, исходя из нескольких посылок: во-первых, признак публичности фактически нивелирует принцип конфиденциальности; во-вторых, государственный орган (его представитель) не наделен полномочиями изменять под каждую конкретно взятую ситуацию правила, сформулированные и распространяемые на всех субъектов. При этом представитель государственного органа, в отличие от представителя юридического лица, наделен полномочиями от лица государства и не вправе изменять их по собственной воле. Иными словами, действует императив в отношении волеизъявления представителя государственного органа (п.3 ст.48, п.2 ст.49 ГПК КР). Существующая практика поднимает еще один дискуссионный вопрос о возможности проведения процедуры медиации с участием представителей сторон. Действующий закон не препятствует проведению медиации с их участием, но необходимо учитывать, что по своей сути медиация направлена на построение такой системы взаимодействия сторон, при которой они лично приходят к взаимовыгодному решению, что в некоторых случаях невозможно достичь через институт представительства. Таким образом, участвовать в медиации спорящие стороны должны самостоятельно, не превращая ее в переговорный процесс с участием посредников, несмотря на схожесть некоторых элементов. В медиации должно участвовать то лицо (в том числе представитель юридического лица), которое способно принимать значимые решения, нести за них ответственность. При этом следует отметить, что участие в медиации наряду со сторонами их представителей, в том числе и юристов, может оказать положительное воздействие на принимаемое соглашение, повысить степень его исполнимости. Таким образом, можно обобщить главные преимущества “медиации”, как примирительной процедуры для разрешения споров: внеюрисдикционный способ урегулирования разногласий, что означает отсутствие властного разрешения возникшего спора. Разрешение спора целиком и полностью зависит от сторон, от того, насколько они будут готовы учитывать интересы друг друга и идти на сотрудничество для достижения взаимовыгодного решения; добровольность — применение процедуры медиации возможно исключительно на основе взаимного соглашения сторон. Никто не может быть принужден к участию в процедуре медиации. Более того, добровольное участие означает право выхода из процедуры медиации на любом этапе. В силу требований п.3-4 ст.23 Закона «О медиации» процедура медиации подлежит прекращению в случае письменного отказа одной, нескольких или всех сторон от медиации в связи с невозможностью урегулирования спора путем медиации либо письменного отказа одной из сторон от продолжения медиации; оперативность (процедура медиации не регламентирована многочисленными процессуальными правилами, что обеспечивает относительную быстроту рассмотрения спора. Так, в соответствии с требованиями ст.17 Закона КР «О медиации» сроки проведения медиации определяются договором о применении медиации и не могут превышать шестидесяти календарных дней. По соглашению сторон медиации срок проведения медиации может быть продлен, но не более чем на тридцать календарных дней. Медиация по спору, делу о проступке и уголовному делу, находящимся в производстве суда и третейского суда, должна быть завершена в срок до тридцати календарных дней. По взаимному согласию сторон и медиатора данный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать календарных дней; конфиденциальность (процедура медиации проводится в условиях полной конфиденциальности всей информации, относящейся к указанной процедуре, что означает — медиатор не вправе разглашать информацию, относящуюся к процедуре медиации и ставшую ему известной при ее проведении, без согласия сторон. Более того, в соответствии со ст.8 Закона, медиатор, сотрудники организации медиаторов не могут быть допрошены в качестве свидетеля о сведениях, ставших им известными в ходе информационной встречи и медиации. При проведении медиации сохраняется конфиденциальность всей информации, относящейся к медиации. Медиатор, сотрудники организации медиаторов обязаны соблюдать конфиденциальность информации, ставшей им известной до начала и (или) в процессе проведения процедуры медиации. Данная обязанность также распространяется и на случаи приостановления или прекращения их деятельности в качестве медиатора. В случае если медиатор получил от одной из сторон информацию, относящуюся к медиации, он может раскрыть такую информацию другой стороне только с согласия стороны, предоставившей информацию. Стороны медиации не вправе разглашать информацию, относящуюся к медиации, если они не договорились об ином (ст.7 Закона КР “О медиации”). возможность выбора кандидатуры посредника (урегулирование с участием независимого и нейтрального медиатора, не обладающего властными полномочиями по разрешению спора, представляется более эффективным по сравнению с судебным процессом, поскольку позволяет достичь урегулирования разногласий на основе компромисса и учета интереса сторон, без принуждения (ст.19 Закона КР “О медиации”).   ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ. Третейский суд в кыргызской Республике. В соответствии со ст.58 Конституции Кыргызской Республики для внесудебного разрешения споров, возникающих из гражданских правоотношений, могут учреждаться третейские суды. Полномочия, порядок образования и деятельность третейских судов определяются законом По соглашению сторон спор, подведомственный суду, в случаях, предусмотренных законодательством Кыргызской Республики, до принятия решения в суде первой инстанции может быть передан на рассмотрение третейскому суду (ст.27 ГПК КР ст.5 Закона КР “О третейских суда в КР”). 30 июля 2002 года был принят Закон КР “О третейских суда в Кыргызской Республике”. Настоящий Закон применяется при передаче по соглашению сторон на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из гражданских правоотношений, включая инвестиционные споры, подведомственные компетентному суду, за исключением споров, установленных настоящим Законом (Статья 1 Закона). Преимущества и особенности рассмотрения споров в третейском суде: Возможность выбора сторонами спора арбитров, честности и профессионализму которых они доверяют. В качестве арбитра можно выбрать не только кыргызстанца, но и иностранного гражданина. Быстрота разрешения спора. В третейском суде спор рассматривается только в одной инстанции. Конфиденциальность разрешения спора. Арбитр не может разглашать сведения, ставшие известными ему в ходе третейского разбирательства, без согласия сторон или их правопреемников. Арбитр не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства (ст.19 Закона). Решение третейского суда вступает в силу немедленно после его вынесения и обжалованию не подлежит (ст.28 Закона). Решение третейского суда может быть принудительно исполнено в 142 странах мира – участницах Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Стороны в третейском соглашении могут по своему усмотрению определять количество арбитров (их число должно быть нечетным), договориться о месте третейского разбирательства, определить язык третейского разбирательства и порядок рассмотрения спора, выбрать правила и нормы применимого материального права (ст.ст.6,9,17,18,24 Закона). В соответствии с ч.3 ст.108 ГПК Кыргызской Республики, в случае прекращения производства по делу в связи с заключением сторонами соглашения о передаче спора в третейский суд возвращается половина суммы, подлежащей уплате в соответствующей судебной инстанции государственной пошлины. Данное обстоятельство мотивирует стороны судебного процесса для разрешения своего спора посредством третейского суда. Решение третейского суда неисполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению (ст.40 Закона). Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется путем выдачи компетентным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст.41 Закона). СУДЫ АКСАКАЛОВ Одним из уникальных методов внесудебного разрешения споров в Кыргызской Республике является институт “судов аксакалов”. Данный институт основан на обычаях, традициях и менталитете кыргызского народа, таких как уважительное отношение к старшим (аксакалам, старейшинам), авторитет старейшин в кыргызском обществе. 5 июля 2002 года в Кыргызской Республике был принят Закон КР №113 “О судах аксакалов”, в ст.1 которого дано следующее определение этому институту: Согласно ст.26 ГПК КР в случаях, предусмотренных законодательством Кыргызской Республики,  гражданское дело по соглашению сторон может быть передано на разрешение суда аксакалов. Суды аксакалов — это создаваемые на добровольных началах и на основе выборности и самоуправления общественные органы, призванные осуществлять рассмотрение материалов, направляемых им в установленном порядке судом, прокурором, другими правоохранительными органами, обладающими правом рассматривать уголовные дела, и их должностными лицами в соответствии с действующим законодательством Кыргызской Республики, а также дела о спорах между гражданами в случаях и порядке, установленных настоящим Законом. Суды аксакалов могут учреждаться по решению собрания граждан, местных кенешей на территории айыльных аймаков, городов из числа аксакалов — мужчин и женщин, пользующихся уважением и авторитетом. Основными задачами судов аксакалов являются: — защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан; — содействие укреплению законности и правопорядка и предупреждение правонарушений на территории айылного аймака и городов; — воспитание у граждан уважения к закону, нормам морали и нравственности, исторически сложившимся из обычаев и традиций. Суды аксакалов действуют путем убеждения, общественного воздействия, достижения примирения сторон и вынесения справедливого, не противоречащего законам и другим нормативным актам республики решения (ст.3 Закона). Суды аксакалов вправе рассматривать дела (материалы): а) об имущественных и семейных спорах граждан: б) о невыполнении родителями и другими членами семьи обязанностей по воспитанию и содержанию детей; в) о невыполнении совершеннолетними детьми обязанностей по содержанию нетрудоспособных родителей или лиц, воспитавших и содержавших их в установленном порядке; г) об оплате выполненной работы по трудовому соглашению; д) споры по поливу между пользователями земельных участков; е) по преступлениям небольшой тяжести, предусматривающим наказание, не связанное с изоляцией от общества; ж) связанные с семейным насилием, в случаях отсутствия в деянии лица состава преступления (ст.15 Закона). Разбирательство дел в судах аксакалов производится бесплатно (ст.23 Закона). В статье 28 Закона КР “О судах аксакалов” перечислены виды мер воздействия, применяемые судами аксакалов: а) предупреждение; б) обязании принести публичное извинение потерпевшей стороне; в) объявление общественного порицания; г) обязании виновной стороны возместить причиненный материальный ущерб; д) наложение денежного штрафа. Указанный перечень мер общественного воздействия является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Если суд аксакалов не достиг примирения сторон по имущественным и семейным спорам, он принимает решение по существу рассматриваемого вопроса. Исполнительный лист на принудительное исполнение решения суда аксакалов выдается районным или городским судом, на территории которого находится суд аксакалов (ст.32 Закона).  ЗАКЛЮЧЕНИЕ:  В заключение хотелось бы отметить, что примирительные процедуры урегулирования споров, предусмотренные законодательством КР отличаются своей разнообразностью и универсальностью, отражают основные приоритеты развития межународного права и в то же время содержат элемент национального права. Они способствуют как сокращению рассматриваемых дел в судах КР, так и примирению сторон спора. Данные институты (примирительных процедур) альтернативного разрешения споров, несомненно, необходимо поддерживать и развивать в целях повышения правовой культуры общества и снижения нагрузки на суды.
Судьи Кыргызской Республики приняли участие в работе XIV Совещания председателей Верховных судов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедшее  в городе Сочи Доклад судьи Верховного суда Кыргызской Республики Мельниковой М.П. Доклад Применение судами национальных и международных нормативных правовых актов по защите семейных прав ребенка, в том числе связанных с защитой имущественных прав детей. Уважаемый Вячеслав Михайлович! Уважаемые Председатели Верховных судов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества! Уважаемые участники совещания! Хотелось бы начать свое выступление высказыванием римского поэта Ювенала: «Детству следует оказывать величайшее уважение». Смысл и глубина высказывания нам понятна. Вопросы детства, охраны и защиты прав ребенка находятся в центре внимания международного сообщества. Приняты важнейшие международные документы, определяющие обязанности государств перед подрастающим поколением. Основным документом в этой области является Конвенция о правах ребенка ООН от 20 ноября 1989 года, основная идея которой заключается в наилучшем обеспечении интересов ребенка. Она рассматривает ребенка как полноценную личность, наделенную соответствующими правами, способную в определенной мере к их самостоятельному осуществлению и защите, как самостоятельный субъект права. Нормы международных договоров «мертвы», если они не признаются и не соблюдаются государствами. Существование правового государства невозможно без уважения к правам ребенка. Каждое государство, если оно считает себя цивилизованным, должно проводить специальную государственную политику в отношении детей и семьи. Государственная политика Кыргызской Республики в этой сфере является одной из приоритетных областей, направлена на полноценное обеспечение и защиту прав и интересов детей, на совершенствование нормативной правовой базы. Законодательство Кыргызской Республики в сфере обеспечения прав и интересов детей состоит из Конституции Кыргызской Республики, Конвенции о правах ребенка, Кодекса о детях, Семейного кодекса КР, иных нормативных правовых актов Кыргызской Республики. В соответствии с Конституцией КР, вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики. Особое отношение государства к вопросу защиты прав детей нашло свое отражение в Семейном кодексе КР, установившем приоритетность норм международного договора в случае противоречия положениям, установленным семейным законодательством КР. Кыргызская Республика ратифицировала ряд международных договоров (Конвенций, соглашений) в области охраны прав и интересов детей, семьи. Конвенция о правах ребенка (далее — Конвенция) ратифицирована КР в январе 1994 года. Значительным шагом по реализации норм Конвенции в национальном законодательстве стало принятие в 2006 году Кодекса КР «О детях», а затем в 2012 году — его новой редакции. В результате все положения Конвенции и обоих факультативных протоколов к Конвенции были имплементированы в национальное законодательство, без каких — либо оговорок и исключений. Новая редакция Кодекса включает концептуально новые подходы в регулировании сложившихся правоотношений в области защиты прав детей, направлен на закрепление функций органов государственной власти и органов местного самоуправления в целях их эффективной реализации путем принятия конкретных мер по выявлению семей, детей, находящихся в трудной жизненной ситуации; предотвращению, профилактики и улучшению жизненной ситуации и обеспечению основных гарантий прав и законных интересов детей. Наряду с этим Кодекс предусматривает нормы по усилению контроля над принятием решений по определению судьбы ребенка, находящегося в трудной жизненной ситуации путем наделения судов полномочиями по рассмотрению определенной категории дел. Судебная защита является одной из важнейших гарантий обеспечения эффективной и приоритетной защиты прав и законных интересов ребенка. Многие функции административных органов переданы Кодексом о детях и Семейным кодексом судам общей юрисдикции. В частности, суд теперь разрешает вопросы: передачи детей на воспитание в семью (усыновление); установления опеки и попечительства; отмены усыновления; определения места жительства детей при раздельном проживании родителей в* случае спора; направления детей в интернатные учреждения. Суд разрешает спор исходя из принципа признания первоочередности прав и интересов ребенка с целыо наилучшего обеспечения интересов ребенка и с учетом мнения ребенка. В Кодексе КР «О детях» (ст. 11) закреплены основные гарантии права ребенка на свободное выражение своего мнения по всем вопросам, затрагивающим его интересы. Ребенку предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного, административного или иного разбирательства непосредственно либо через законного представителя. Поскольку законодательно не определено, с учетом каких возрастных особенностей ребенок может выразить свое мнение по вопросам, его затрагивающим, суды руководствуются положением ст. 12 Конвенции, определяющей эту возможность способностью ребенка сформулировать свои собственные взгляды, в соответствии со своим возрастом и зрелостью. Кроме того, закон установил перечень случаев, когда мнение ребенка достигшего десятилетнего возраста, имеет правовое значение. Устройство детей на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью), запись усыновителей в качестве родителей усыновителя, изменение имени и (или) фамилии ребенка при усыновлении или при отмене, восстановление в родительских правах осуществляется только с их согласия. В Семейном кодексе КР закреплено право ребенка на защиту своих прав и законных интересов. Он, как особый субъект права, чаще не в состоянии самостоятельно защищать свои права. В целях восполнения недостающей у детей дееспособности закон вводит институту их законных представителей, которые обязаны защищать права и интересы ребенка. Однако при нарушении прав и законных интересов ребенка со стороны родителей (лиц, их заменяющих) ребенок вправе самостоятельно обратиться за их защитой в государственный орган по защите детей, а по достижении четырнадцати лет — в суд. Кроме того, в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом КР по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых правоотношений, несовершеннолетние имеют право лично защищать в суде свои права и охраняемые законом интересы. Однако в практике судов республики таких ‘дел не было, полагаю по причине недостаточной информированности детей о своих правах и непонимания ими юридических процессов и процедур. Одно из первостепенных прав ребенка — жить и воспитываться в семье. Должны быть веские, предусмотренные законом основания для разлучения ребенка с одним или обоими родителями в интересах ребенка. Определенные сложности возникают при разрешении споров об определении места жительства ребенка при раздельном проживании его родителей, в частности, если один из родителей является иностранным гражданином или постоянно проживает на территории другого государства. К примеру, при наличии двух судебных актов разных государств об определении места жительства ребенка с каждым из родителей, становится невозможным их одновременное исполнение, что в свою очередь влечет нарушение прав как самого ребенка, так и родителей на его воспитание. Особое внимание защите и реализации прав и интересов детей со стороны государства уделяется детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Кодекс о детях 2012 года содержит главу, регулирующую вопросы усыновления, в том числе международного усыновления. Законодательство предусматривает в приоритетном порядке национальное усыновление. И только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи родственников или граждан КР, допускается усыновление детей иностранными гражданами. При разрешении вопросов международного усыновления наравне с национальными правовыми актами судами применяются положения Гаагской Конвенции о защите детей и сотрудничестве в отношении международного усыновления от 29 мая 1993 года, ратифицированной КР 10 августа 2012 года. Как крайняя мера, в случае исчерпания возможности по размещению ребенка, оставшегося без попечения родителей в семье (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью) является направление ребенка в интернатное учреждение. Предполагается, что эта мера является временной и уполномоченными органами должны предприниматься все меры для размещения ребенка в семье. Имущественные права ребенка и порядок их реализации закреплены в Семейном кодексе, Кодексе «О детях», Гражданском, Жилищном кодексах и других нормативных правовых актах республики. К имущественным правам ребенка относятся такие права, как право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи; право собственности на жилую площадь, в том числе, возникшую в порядке приватизации, доходы, полученные им, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка, жилищные права. Право ребенка на получение содержания от своих родителей и других членов семьи заключается в удовлетворении жизненно важных потребностей. Реализация этого права возможна через взыскание в судебном порядке алиментов с одного или обоих родителей. Учитывая миграционные процессы, возросшее количество интернациональных браков, при расторжении брака, у родителя, с которым остается проживать ребенок (дети), нередко возникают затруднения, связанные с получением содержания от родителя, не проживающего с ребенком. Согласно статистике у 12% детей, по меньшей мере, один из родителей проживает за границей. Судами КР рассматривается достаточно большое количество дел о взыскании алиментов с лиц, проживающих на территории другого государства или иностранных граждан. При этом недостаточно принять решение о взыскании алиментов, его необходимо исполнить с целью в полной мере реализации права ребенка на получение содержания. В этом случае имеют • важное значение международные акты регионального уровня — Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, вступившая в силу для КР — 1 августа 2003 года, а также Кишиневская Конвенция от 7 октября 2002 года, ратифицированная КР 19 марта 2004 года. Международное сотрудничество в этой области способствует эффективной реализации семейных прав ребенка. Что касается права ребенка владеть и пользоваться имуществом родителей, то ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друга друга по взаимному согласию. При разделе имущества супругов имущественные интересы детей защищаются нормами Семейного кодекса КР, согласно которым суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов детей. Это фактически приводит к увеличению доли супруга, а у ребенка возникает лишь право пользования этим имуществом и то по соглашению с родителем. При этом семейные правоотношения могут по различным причинам изменяться, и имущественные права ребенка могут быть нарушены. Возникает вопрос, насколько защищаются имущественные права ребенка в таком случае? Этот вопрос требует разрешения на законодательном уровне. На сегодняшний день вопросы нарушения прав детей нельзя назвать полностью решенными. Политику по этому вопросу необходимо развивать и дальше, пересмотром и дополнением уже действующего законодательства. Во исполнение международных обязательств КР поставлены ряд задач и целей, многие из которых на сегодняшний день выполнены, другие требуют внимания государства. Так, с учетом замечаний и рекомендаций Комитета ООН по правам ребенка от 2014 года, практического опыта других стран, а также рекомендаций государственных органов на данный момент подготовлен проект новой редакции Кодекса о детях КР, в котором уделено первоочередное внимание наилучшему обеспечению интересов ребенка, во всех его аспектах; пересмотрены подходы в регулировании установленных и сложившихся правоотношений в области защиты прав детей. Кодекс направлен на улучшение законодательных механизмов по вопросам выявления детей, находящихся в трудной жизненной ситуации и их семей, предотвращения, профилактики и улучшений трудной жизненной ситуации и обеспечения основных гарантий прав и законных интересов детей. Проект предусматривает значительные новшества, такие как: введение статьи «Основные гарантии прав ребенка на социальную поддержку и защиту», института Социальной службы по защите детей; усиливается ответственность родителей — мигрантов; вводится глава, предусматривающая регулирование вопросов защиты ребенка в гражданском судопроизводстве. С учетом того, что ребенок является особо уязвимым членом общества, он требует и заслуживает специальной защиты. И если необходимость реформирования уголовной системы защиты прав несовершеннолетнего уже широко признана, то реформирование порядка и способов защиты семейных прав ребенка остается открытым. Обсуждение данного вопроса в рамках сегодняшнего совещания имеет большое значение для дальнейшего сотрудничества, обмена опытом и то, что вопрос защиты прав детей поставлен на межгосударственный уровень, еще раз говорит об актуальности и значимости данной темы. Завершить свое выступление хотелось бы словами Махатмь1 Ганди «Если мы хотим достичь настоящего мира во всем мире, то начинать надо с детей». Спасибо за внимание!  
2018-жылдын 24-27-майында Кытай Эл Республикасынын Пекин шаарында Шанхай кызматташтык  уюмуна мүчө мамлекеттердин  Жогорку сотторунун төрагаларынын он үчүнчү Кеңешмеси болуп өттү. Ага  Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун Төрайымы Айнаш Токбаева башында турган кыргыз делегациясы катышып келди. Кеңешменин ачылышында чыгып сүйлөгөн Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун Төрайымы Айнаш Токбаева кыргыз тарап  тийиштүү эл аралык конвенциялар жана эки тараптуу кызматташтыктардын  принциптери менен максаттарын  кармануу менен, “ Шанхай кызматташтык уюмунун уставдарын”  колдонуп келе жаткандыгын белгиледи. Өз ара ишеним, ар тараптуу маданиятка болгон урматтоо жана биргеликте өнүгүүгө  болгон аракеттин арты менен  биз  сот чөйрөсүндө тыгыз байланыштарды  жана кызматташтыкты бекемдей алдык, деди  А .Токбаева. Төрайымдын айтымында, ШКУга мүчө мамлекеттердин Жогорку сотторунун төрагаларынын  он үчүнчү Кеңешинин  алкагындагы  тыгыз кызматташтык өзүнүн натыйжасын берип, бирдиктүү укук  колдонуу практикасын  камсыз кылууда,  достук мамилелердин  бекемделишине, өз ара ишенимдин түзүлүшүнө алып келет. А. Токбаева  өз сөзүндө  Кыргыз Республикасынын Жогорку соту  ШКУга кирген мүчө мамлекеттердин  тажрыйбасы жана жетишкендиктери менен таанышып, аларды кыргыз сот адилеттигин ишке ашырууда колдонуу мүмкүнчүлүктөрүнө кызыктар  экендигин кошумчалады. Аталган  Кеңешме  укуктук жактан  кызматташтыкты  мындан ары өнүктүрүүгө көмөктөшүп, бул багыттагы өз ара  байланыштарды өркүндөтүү керек экендигин Төрайым билдирди. Белгилүү болгондой,  иш чаранын алкагында Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун Төрайымы Айнаш Токбаева  менен Кытай Эл Республикасынын Жогорку Элдик сотунун төрагасы Чжоу Цяндын эки тараптуу жолугушуусу болду. Анда тараптар  өз ара кызыкчылыкты жарата алган  сот адилеттигине жетишүүнүн  актуалдуу  маселелерин, ошондой эле мындан аркы байланыштарды  талкуулашып, кеңири чөйрөдөгү  маселелер  боюнча пикир алмашуу болуп, эки  тараптын  ортосундагы өз ара түшүнүшүү жана кызматташтыктарын бекемдөө маселелери каралды. Жолугушуунун алкагында  Жогорку соттордун  төрагалары өз ара түшүнүшүү туурасында Меморандумга  кол коюушуп, бул өз кезегинде жакынкы аралыктагы  кызматташтыкты бекемдөөгө негиз болуп бере алаарын белгилешти. Кошумчалай кетсек, Кеңешме  Кытай Эл Республикасынын  Жогорку элдик сотунун төрагалыгы астында өттү.  Ага Кыргызстан,  Казакстан,  Пакистан, Россия, Тажикстан, Өзбекстандын Жогорку сотторунун төрагалары катышып, сөз сүйлөштү. Мындан тышкары иш чарага байкоочу мамлекеттердин, баарлашуу боюнча  өнөктөштөр, Катчылык,  ШКУнун регионалдык антитеррористтик  структурасынын  аткаруучу комитетинин өкүлдөрү катышты. Жолугушуулардын жүрүшүндө тараптар  сот  ишмердүүлүгүн  маалыматташтыруу  жана  “акылдуу  сотторду ” түзүү боюнча  пикир алышты. Ошондой эле  ШКУга мүчө мамлекеттердин   соттук-укуктук чөйрөсүндөгү  кызматташтыгын мындан ары бекемдөөгө багытталган  келишимге  кол коюулду.
Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун Төрайымы Айнаш Токбаева бүгүн,  2018-жылдын  13-апрелинде, Казакстан Республикасынын Кыргыз Республикасындагы толук жана ыйгарым укуктуу элчиси  Карим Кокрекбаевди  кабыл алды. Өз сөзүндө  Айнаш Токбаева,  эки  өлкө  ортосунда бекем тарыхый жана маданий  байланышы бар ынак кошуналык жана бир туугандык мамиле түзүлгөндүгүн белгиледи. Кызматташуу жылдарында бардык тармактардагы өз ара байланыштар конструктивдүү жана ишенимдүү  жолго салынган. Кыргыз-Казак  Жогорку соттору бир гана  Шанхай кызматташтык уюмунун жана  экономика чөйрөсүндө талаш-тартыш маселелерди чече турган жогорку арбитраждык, чарбалык, экономикалык жана башка соттордун төрагаларынын кеңешмеси  алкагында гана эмес, эки тараптуу кызматташтыктын алкагында дагы байланыштарды бекемдеп келет. Эки тараптуу кызматташтыктын алкагында  2017-жылы  Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун алдындагы  Сот адилеттигинин жогорку мектеби  менен  Казакстан Республикасынын Жогорку сотунун алдындагы  Сот адилеттиги Академиясынын ортосунда Меморандумга кол коюулган болчу. Жолугушуунун жүрүшүндө Айнаш Токбаева маалымат технологияларын  колдонуу жана сот реформасын жүргүзүү боюнча  Казакстан Республикасынын  алдыңкы тажрыйбасы ШКУ мамлекеттеринин  арасында гана эмес, батышта дагы  кеңири белгилүү болуп, ийгиликтүү тажрыйбаны  шериктештикке кирген мамлекеттердин  арасында дагы өз ара  колдонуу зарылчылыгын  шарттай тургандыгын белгиледи. Ошондой эле, Төрайым  бир жыл мурда  кыргыз делегациясы  Казакстан Республикасынын  электрондук сот өндүрүшү  менен таанышып келгендигин кошумчалады. Бул тажрыйба  алмашунун натыйжасында Кыргызстанда  учурда электрондук сот өндүрүшү  ишке ашууда. Жолугушуунун соңунда  Айнаш Токбаева Казакстан Республикасынын Кыргыз Республикасындагы толук жана ыйгарым укуктуу элчиси  Карим Кокрекбаевди  жаңыдан башталып жаткан дипломатиялык  миссиясы   менен куттуктап, эки өлкөнүн ортосундагы  кызматташтыктарды мындан ары дагы бекемдөө  үчүн,  эки тараптуу кызматташтыктарды жандантууга биргелешкен жолдорун издөөгө  көмөктөшө тургандыгына ишеним жасады. Өз кезегинде Казакстан Республикасынын Кыргыз Республикасындагы толук жана ыйгарым укуктуу элчиси  Карим Кокрекбаев жылуу кабыл алган үчүн ыраазычылык билдирип,  Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун Төрайымы Айнаш Токбаеваны  Астана шаарынын  20 жылдык мааракесине  арналган салтанаттуу иш чарага катышып кетүүгө чакырды.
  Кыргыз Республикасынын Жогорку сотунун Төрайымы Айнаш Токбаева  Бириккен Улуттар Уюмунун Баңги заттар  жана кылмыштуулук боюнча башкармалыгы тарабынан уюштурулган сот тутумунун сатылбастыгынын Глобалдык түйүнүн ишке киргизүү боюнча иш чарага катышты. Демилге 2015-жылы кылмыштуулукту жана кылмыш-жаза сот адилеттигин  алдын алуу боюнча БУУнун он үчүнчү Конгерсси тарабынан кабыл алынган Доха декларациясын ишке ашыруу боюнча Глобалдык  программанын бир бөлүгү болуп саналат. Декларация мүчө-мамлекеттердин   “ коррупцияны алдын алуу  жана ага каршы күрөшүү үчүн бардык аракеттерди көрүп, мамлекеттик администрацияда транспаренттүүлүктү  жогорулатууга  чараларды көрүү жана ак ниет жана сатылбастыкты  колдоо, ошондой эле коррупцияга каршы  Бириккен Улуттар Уюмунун  Конвенциясына ылайык  кылмыш-жаза сот адилеттиги боюнча  биздин системанын отчеттулугун ” жактай тургандыгын тастыктайт. Глобалдык программанын негизги демилгелеринин бири катары курамына  дүйнө жүзү боюнча  сот органдарынын  өкүлдөрү кирген  сот тутумунда сатылбастык Глобалдык түйүнүн түзүү болуп саналат. “Калыстык сот бийлигин жогорулатуу максатында күч-аракеттерди бириктирүү жана сот адилеттиги системасында  коррупцияны алдын алуу” сот тутумунда  сатылбастык Глобалдык түйүнүн ишке киргизүү иш чарасына  Ысык-Көл облусунун судьясы Анара Омуралиева, Түрменистан Республикасынын, Беларусь, Грузия, Казакстан Республикасынын, Россия Федерациясынын, Тажикстан Республикасынын, Түркия Республикасынын, Өзбекстан Республикасынын жана башка мамлекеттердин Жогорку сотторунун  өкүлдөрү катышты. Иш чаранын жүрүшүндө жогорку деңгээлдеги пленардык отурумдар жана тематикалык  секциялык жыйындар өткөрүлдү. Секциялык жыйындарда  иштелип чыккан  сунуш-пикирлер  каралып, Глобалдык түйүндүн алкагында  сот органдарынын ак ниет жана сатылбастыгын бекемдөө жана үгүттөө максатында  судьялардын, сот органдары, сот ассоциациялардын жана башка кызыктар тараптардын  өз ара кызматташтыгынын тартиби талкууланды. Жыйындын жүрүшүндө Сот органдарынын ак ниет жана сатылбастыгын  камсыз кылуу Глобалдык түйүнүнүн  структурасын  аныктай турган чөйрөнү бекитүү каралып, Түйүндүн алкагында ккелээрки  глобалдык кеңешмени өткөрүү мүмкүнчүлүгү, кийинки кадамдар  боюнча  чечимдер кабыл алынды. Ал эми жыйындын соңунда  сот   бийлигинин калыстыгы боюнча  Декларация кабыл алынды. Белгилей кетүүчү жагдай,  иш чара  2018-жылдын 9-10 апрелинде  Австрия Республикасынын  Вена шаарындагы  Вена эл аралык борборунда өттү.
Бүгүн, 3-ноябрда, Сот адилеттигинин жогорку мектебинин 2017-жылга Окуу планын аткаруу максатында, Сот адилеттигинин жогорку мектеби Улуу Британия элчилиги тарабынан каржылаган, “Кыргыз Республикасында тынчтыкты жана стабилдүүлүктү илгерилетүү үчүн укук үстөмдүүлугүн бекемдөө” ПРООНдун долбоору менен биргеликте  уюштурулган “Калктын ден соолугуна жана коомдук адеп-ахлакка каршы кылмыштарды кароо өзгөчөлүктөрү” темасында Кыргыз Республикасынын  жергиликтүү сотторунун судьялары үчүн тренинг өткөрүүдө. . Лектор катары Бишкек шаардык сотунун судьясы Жаныл Мамбеталы чыкты. Тренингде дүйнө жүзүндө  кеңири масштабдагы көйгөй болуп саналган, калктын ден соолугуна жана коомдук адеп-ахлакка каршы кылмыштар боюнча актуалдуу маселелер каралат. Алар өлкөнүн генофондуна жана мамлекеттин коопсуздугуна коркунуч  туудурат.